September 1st, 2016

"Россия без Путина? Спасибо, не надо"

Прогрессивная либеральная общественность четвертый день обсуждает, как будет жить без Путина. Большинство призадумалось и тут же справедливо оценило свои перспективы в новом дивном мире как очень печальные. Коллективно постановили: «Не дай бог, Путин уйдет». Ну наконец-то. Дошло.

И дело даже не в том, что Путин, или, точнее, путинский курс - штука хорошая и правильная, с чем соглашаются и участники дискуссии, и те, кто в ней не участвуют. Вон Баронова логично на «Эхе Москвы» замечает: «Мне часто вменяют, что моя программа и позиция выглядят так же, как программа ЕР и ОНФ». Естественно, поэтому задача любого человека в политике - обеспечить выполнение и соблюдение этой программы и этого курса, не на словах, а на деле, вместо того, чтобы требовать «Путин, уходи». Уж он-то для выполнения и соблюдения сделал гораздо больше, чем эти критики.

Дело в том, что тезис «Путин, уходи» - это, фактически, требование радикальной смены курса развития общества, и альтернатив здесь наперечет, все они печальны. «Мне страшно за то, что случится с Россией после того, как Путин по тем или иными причинам уйдет. Как минимум, мне страшно за то, что нас вы точно пустите в расход», обращается Митя Алешковский к своим дорогим либеральным друзьям, которые бьют копытом и алчут баррикад. А они не успокаиваются, и ставят в вину абсолютно двинутому на теме помощи нуждающимся Алешковскому полученный от государства пару лет назад благотворительный грант. На его месте, за скотство выяснения «хороших» и «плохих» благотворительных денег, на которые перестанут кричать по ночам два, или, если повезет, три ребенка, мне хочется бить людей. А он апостольски терпеливо ведет диалог.

А что его вести, этот диалог? Альтернатива Путину, которую требуют малочисленные, к счастью, оппоненты Алешковского, по форме суть революция, насилие и матросы на баррикадах, этого никто из них не отрицает. Ну а по содержанию... Возьмите хоть коллектив кандидатов Парнаса. Мальцев, который требует люстрации не только большинства политиков, но и привидевшейся ему "еврейской врачебной мафии". Или господин профессор Зубов, который прямым текстом в своей программе пишет "Большинство не всегда право". В качестве аргумента дорогой профессор (следовало бы применять здесь альтернативную должность, см. письмо Мартину Алексеевичу) пишет: "Большинство афинян осудило на смерть Сократа". Правда, историку про профессии Зубову невдомек, что большинство афинян в процессе не участвовало, а Сократа осудил аналог современного суда присяжных. Большинством голосов, да. Но если профессору неугодна не только демократия, но и такие ее проявления, как суд присяжных, то какие остаются варианты? Большинство не всегда право, значит, будем решать, когда оно право, а когда нет? Или лучше вообще будем решать сами - ведь большинства в коллективном принятии решений не может быть только тогда, когда решение принимает только один человек? Как это называется? Правильно, тирания. Вот такие у нас либерально-демократические ценности и альтернатива Путину.

Так что тезис «Путин, уходи» логичным и справедливым образом сменился в риторике еще не совсем потерявшей рассудок оппозиции на тезис «Путин, оставайся». Ну что же, лучше поздно, чем никогда. А если вам все-таки не терпится поучаствовать в акциях прямого действия, и на что-то повлиять прямо здесь и сейчас, лучше помогите фонду Мити «Такие Дела» и его подопечным. Может, тогда перестанут кричать по ночам два, а то и три ребенка.