?

Log in

No account? Create an account

krispotupchik


Блог Кристины Потупчик


Свастика и этика
krispotupchik
Региональные разборки, особенно журналистские, редко становятся новостным поводом для федеральных СМИ, но задетые скрепы и воевавшие деды неизбежно выносят любой конфликт на всероссийское парткомовское обсуждение. Так случилось и с неожиданной дискуссией калининградских журналистов о свастике и этике.

Началось все, как водится, с «Вестей». Недавно ставший директором ГТРК «Калининград» журналист Долгачев, хоть и сам из местных, долго работал в Москве и привез в региональную журналистику претенциозность государственных СМИ. Впрочем, пока дело не выходило за рамки сюжетов телекомпании о «ползучей германизации» Калининградской области, местные медиадеятели полиберальнее ограничивались вялыми смешками в фейсбуке. Однако сделанный Долгачевым для калининградских «Вестей» сюжет о свастике на здании дипломатического представительства Латвии спровоцировал широчайший резонанс.

Сюжет этот, кстати, по московским меркам, где меньше чем на «распятых мальчиков» не размениваются, не такой уж и выдающийся. Местный ветеран ВОВ оскорбился орнаментом со свастикой на национальном платье латышки, фото которой украсило выставку Латвийской дипмиссии — вообще-то, ветеран имеет право буквально на все, особенно оскорбляться при виде свастики где угодно, раз уж он один из немногих ныне живущих защитников России и всего мира от фашизма. Однако сопроводительные комментарии журналиста на «Вестях», договорившегося до того, что несчастная фотография национального костюма — прямой путь к оправданию Холокоста, вызвали бурную дискуссию местной совестливой интеллигенции. Настолько бурную, что риторика «Вестей», надо признать, оказалась пророческой — начался практически медиахолокост.

Официальная представительница калининградского Музея Мирового океана, у которого с «Вестями», как оказалось позже, контракт и совместный проект, призвала в своем фейсбуке сжечь здание ГТРК. Да-да, именно так, и без всяких обиняков. Сжечь и, видимо, построить на руинах храм истинной свободы слова. Логично же, что та начинается с уничтожения либеральной интеллигенцией всех, кто недостаточно либерален, недостаточно интеллигентен и выпускает медиасюжеты с алармистской риторикой. Долгачев не преминул этот образец просвещенной реакции выложить у себя в фейсбуке, и тут в дискуссию включились уже буквально все, от пресс-секретаря калининградского зоопарка(!), до московских спецкоров «Комсомольской правды». Калининград — регион довольно либеральный, поэтому местные, в основном, критиковали Долгачева, москвичи же набросились на «поджигательницу». У москвичей, впрочем, ресурсов влияния побольше, поэтому скандал из фейсбука перенесся в федеральные медиа, вплоть до «Регнума».

Увы, вместо того, чтобы акцентировать внимание на методах борьбы просвещенной интеллигенции за свободу слова, «Регнум» быстро перешел на риторику «переписывание истории, оправдание фашизма, деды воевали». «Стратегическая цель всего этого очевидна — стереть у населения планеты память о зверствах, который принёс фашизм..», - пишет корреспондент, и оставляет в растерянности людей здравомыслящих, которые недовольны предложением людей, получающих у государства зарплату, сжигать гостелерадиокомпании, но и классифицировать латышские орнаменты как угрозу памяти о победе над фашизмом тоже не торопятся.

Именно поэтому главная проблема, вскрытая скандалом, на мой взгляд, отнюдь не в «ползучей германизации» Калининграда или вопросах демонстрации нацистской символики, а в окончательной сегрегации медиапространства на два на дух не переносящих друг друга лагеря. Здесь либо латышский сарафан становится новой Хатынью, либо прекраснодушный либерализм с канистрой бензина в руке. Вменяемая дискуссия стала фактически невозможной, и пусть интеллигенты с интеллектуалами не возмущаются полусумасшедшими общественниками с их требованиями проверить Сорокина на пропаганду каннибализма, Аркадием Мамонтовым с его всемирным гей-заговором или «Вестями», которым на каждом углу чудятся фашисты. «Быдлом» и «ватниками» тех, кто выступает пострадавшей стороной в законе об оскорблении чувств, называют те же либералы, которые потом предлагают сжигать недостаточно прогрессивную общественность, вводят категории «рукопожатности» и сравнивают чистоту лиц участников оппозиционных и проправительственных митингов.

Увы, пространство для диалога стремительно сужается, и на сужение это работают обе стороны, упорно конструирующие для себя отдельные медиареальности, в которых и калининградские «Вести», и условное «Эхо Москвы» выступают с одинаковым градусом истеричности и нетерпимости. И что с этим всем делать нормальным гражданам, чувства которых неспособно оскорбить существование других мнений, совершенно непонятно. Особенно если учесть, что отвечать за налаживание коммуникаций в обществе должны именно журналисты и прочая интеллигенция, которая сейчас занимается этих самых коммуникаций разрушением.