?

Log in

No account? Create an account

krispotupchik


Блог Кристины Потупчик


От цензуры на фейсбуке — к 282 статье
krispotupchik
Хохловские репрессии и цензура достались мне уже как винтаж — на выходных фейсбук заблокировал мой аккаунт за комментарий первого уровня к собственному же посту (что характерно, про евреев), ни к кому не обращенное «О, хохлы пришли». Хохлы действительно пришли — а как еще прикажете называть паломничество людей с i в фамилиях и желто-голубыми аватарками, азартно и в подробностях рассказывающих, на чей именно половой орган мне нужно отправляться в связи с вскрывшимися особенностями происхождения? Я стала не первой, забаненной за этот термин, и вряд ли стану последней.

Три дня вынужденного молчания в современных реалиях становятся сдерживающим фактором посильнее уголовного кодекса. Стану ли я еще раз употреблять термин «хохлы» на фейсбуке? Вряд ли, кому ж хочется загреметь в бан за такую ерунду. Однако само по себе подобное ограничение является частью довольно интересного процесса. Политика влияет на языковую нормативность уже много лет, достаточно вспомнить «нигеров», превратившихся в «афроамериканцев», набирающий силу тренд использования феминитивов вроде «авторка» в русском языке и местоимений, лишенных рода, в английском и многих европейских языках, вводимых ради достижения гендерного равенства речевых оборотов.

Поэтому претензии к фейсбуку за то, что хохлы находят свое место и у Пушкина с Гоголем, звучат несколько беспомощно. В конце концов, не так давно во многих школах США убрали из программы Марка Твена, в «Приключениях Гекльберри Финна» которого тот самый «нигер» упоминается более 200 раз. Так что фейсбук, считай, движется в общемировом тренде, и то, что логичным результатом развития этого тренда становится 282 статья — грустный факт, как бы ни тешили себя представители гордого государства Украина, что борются они за свободу и независимость.

К счастью, из любого правила есть исключения, и тут мне снова хочется гордиться принадлежностью к богоизбранному народу, которому хватает ума не обижаться на «селезенку богомерзкого жиденка» в шекспировском переводе Лозицкого, «раскольника, скованного с жидом» у Лескова, и «мерзкого жида» в сказках 1000 и 1 ночи, не устраивая фейсбучные кампании люстраций.

Ну а речевые ограничения неизбежно становятся ограничениями мысли. Известный техноалармист Эндрю Кин в своей недавней книге «Ничего личного», очень аргументированно излагает, почему, на его взгляд, цифровые корпорации становятся не дорогой к новому свободному миру, а превращаются в угрозу для всех, от граждан до государств. И мне искренне жаль, что фейсбук раз за разом подтверждает этот тезис.