?

Log in

No account? Create an account

krispotupchik


Блог Кристины Потупчик


Суд да дело
krispotupchik
Удивительная все-таки способность у российской оппозиции подтверждать самые негативные, самые пессимистичные разговоры о себе. Помнится, недавно я писала о том, почему больше всех в Путине нуждаются именно оппозиционеры. Все эти невыполнимые, антиправовые иски к Путину - а разгадка одна, отсутствие собственной повестки. Но ведь забивать эфир в преддверии выборов чем-то надо, поэтому вялые попытки посадить Путина, хотя бы в собственном воспаленном воображении, не прекращаются.

Прославленный своими впечатляющими аналитическими способностями, точнее, их отсутствием, активист Роман Доброхотов вступил тут в полемику с Михаилом Ходорковским. Ходорковский, поживший за границей, совершил в плане риторики серьезный поворот от прежней внесистемной скандальной истеричности, свойственной большинству отечественных оппозиционеров, к заявлениям куда более спокойным и взвешенным. "Я считаю, что правильно и достойно, когда бывший оппонент — бывший президент или бывший премьер-министр — будут пользоваться полной неприкосновенностью, как это и устроено в нормальных странах, - заявил олигарх, - В стране слишком много ненависти, общество слишком разобщено. Кто-то должен начать прощать, и, если мы считаем себя людьми более моральными, чем наши оппоненты, а мы надеемся, что так и есть, то прощать должны начать мы".

Насчет моральности с обеих сторон можно и нужно спорить, однако я все-таки не об этом, а о феноменальной реакции на это высказывание, которой разразился на своем сайте Доброхотов. Ответ Ходорковскому заштатный активист снабдил всего одной заключенной в нем мыслью: "Путин должен сидеть". Вот только с аргументацией этой мысли у Доброхотова возникли ожидаемые проблемы.

"По действующему закону нельзя судить Владимира Путина за то, что он подписывал законы или принимал указы", с видимой болью отмечает активист, и тут же бросается к другой подачке западных СМИ: делу Литвиненко. Причастность Путина, интерпретирует он лондонское судебное представление, установлена "с высокой долей вероятности". Я даже не буду ссылаться на подробные разборы дела Литвиненко и английских документов по этому вопросу, хотя они, по факту, не содержат в себе даже доли этой "высокой вероятности". В любом случае, "вероятность" для западной правовой системы, в противовес установленным фактам - это 100% оправдание. Не можешь доказать - закрой варежку и сиди тихо.

"Случаев снятия оппозиционных партий и кандидатов с выборов много, но личное участие Владимира Путина в этом неочевидно и труднодоказуемо", - продолжает Доброхотов. Опять-таки, неочевидно даже самому горе-публицисту, а рассматривай мы его инсинуации детально, так и вовсе выяснился бы полный букет конкретных нарушений закона, от мертвых душ до неспособности собрать подписи, которые и приводят к регулярным провалам внесистемщиков на политической арене. Очевидно, Путин недрогнувшей рукой вписывает несуществующие фамилии в списки оппозиционных партий, не иначе.

И так далее, и тому подобное. Весь текст смахивает, скорее, на компиляцию какой-нибудь русофобской брошюры. "Вполне возможно, что Путин", "определить (и тем более доказать) степень участия в этом президента сложно", "Путин ответственности не несет", "Путина подозревают", "здесь квалификация преступления будет зависеть от интерпретации происходящего", - Доброхотову даже себя сложно убедить в тезисах собственного текста, не то, что внимательного читателя.

Вот и заканчивается этот ответ Ходорковскому соответствующе. "Сегодня любые слова об уголовной ответственности Владимира Путина за преступления звучат немного нелепо". Ах, Роман. Хоть в одном вы правы.