February 6th, 2014

Смехопанорама по-американски

4 февраля участницы группы «Pussy Riot» Мария Алехина и Надежда Толоконникова появились в американской телепередаче «Colbert Report». Ведущий Стивен Колберт задал Толоконниковой и Алехиной вопрос, что они сделали, чтобы их посадили в тюрьму, на что они заявили: «Спели веселые песни в храме». В ходе интервью Надежда Толоконникова также заявила, что, возможно, освобождение «Pussy Riot» было ошибкой Владимира Путина и президент должен отправить их обратно в тюрьму.



Не хотят девки во главе страны мужчину без рубашки и на коне (видимо, отсылка к одной из самых известных фотосессий Путина). А кого хотят? В шубе и на слоне? Или, может, верхом на курице и в балаклаве им было бы более близко? В таком случае девушки почему-то не задумываются о том, что их представления о подходящем главе государства сильно расходятся не только с представлениями большинства россиян, но и с представлениями мирового сообщества, наградившего Путина за последний год всеми мыслимыми титулами.

Мировое сообщество, впрочем, реагирует соответственно. Слова Колберта о том, что освобождение "Pussy Riot" было ошибкой, можно интерпретировать и буквально. А можно и не интерпретировать, но тогда непонятно, что хуже - пожелание остаткам панк-группы вернуться в тюрьму, озвученное американским телеведущим, или шутки, приколы и петросянщина, которой битый час занимались в эфире канала под названием Comedy Central девушки, которые вообще-то являются самопровозглашенными правозащитницами.

Кстати, о правозащите. Pussy Riot почему-то умачивают о том, что в тюрьме они оказались не из-за "веселой песни", а по обвинению в оскорблении чувств верующих. И если они теперь такие из себя борцы за мир и права во всем мире, то почему же они не объявили в американском эфире, что существует понятие «оскорбление религии», которое запрещено в Андорре, на Кипре, в Хорватии, Чехии, Дании, Испании, Финляндии, Германии, Греции, Исландии, Италии, Литве, Норвегии, Голландии, Польше, Португалии, России, Словакии, Швейцарии, Турции и на Украине, и не предложили ввести в связи с этим танки в Евросоюз, попирающий нормы свободной демократии? Хотя понятно почему. Потому что уровень российской "правозащиты", к которой примкнули Толоконникова и Алехина, настолько низок, что пытаться угрожать Путину (напомню, самому влиятельному человеку мира по версии Форбс) они могут только в эфире местной смехопанорамы на комедийном телеканале.

ЛГБТ, ООН и Сочи

Генсек ООН Пан Ги Мун 6 февраля призвал прекратить нападать на представителей сексуальных меньшинств и подвергать их дискриминации. Как сообщает Associated Press, об этом глава международной организации заявил, выступая в Сочи с обращением к Международному олимпийскому комитету.

«Мы все должны выступить против нападений на лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов и интерсексуалов, — заявил Пан Ги Мун. — Мы должны сделать так, чтобы их не арестовывали, не помещали в тюрьму и не подвергали дискриминационным ограничениям». «Ненависти как таковой в XXI веке не место», — добавил он.


Старине Пан Ги Муну отвечает Марк Беннетс, колумнист Гардиан:

Гомосексуальность в России – в отличие от 40 стран Британского содружества и еще 70 стран мира – не запрещена законом. На сегодняшний день, спустя более шести месяцев с момента вступления в силу этих законов, менее десяти человек были оштрафованы за гей-пропаганду. Ни одного из них не приговорили к заключению. Российская полиция не имеет права задерживать людей, подозреваемых ею в принадлежности к геям или лесбиянкам, как ошибочно утверждал в минувшем году редактор New York Times. Если бы это было правдой, то как тогда объяснить тот факт, что гей-клубы все еще рекламируются и работают в Москве и других крупных городах?
И нет, ЛГБТ не избивают, как выразился Стивен Фрай, «на улицах до смерти с попустительства полиции». Если бы такое происходило, то разве были бы в прошлом году арестованы трое волгоградцев, совершивших преступление, которое следователи охарактеризовали как совершенное на почве гомофобии? Были ли бы виновные в жестоком гомофобном убийстве отправлены в этом месяце в российские исправительные колонии? Приговорили ли бы хулигана, который напал на ЛГБТ-активистов, развернувших радужный флаг во время передачи Олимпийского огня в центральной России, к исправительным работам? Властям стоит быть гораздо более внимательными к наказанию тех, кто совершает преступления на почве ненависти, но вряд ли эти случаи можно было бы считать признаками государственной программы по поддержке террора.

Если Путин действительно вышел на тропу войны против российских ЛГБТ, то почему не пошел по стопам Нигерии, самой густонаселенной африканской страны, где недавно был принят новый закон, по которому геям полагается тюремное заключение сроком до 14 лет? Или Индии, самой огромной демократической страны мира, где верховный суд недавно вернул из колониального прошлого запрет на гомосексуальные половые отношения? Если бы Путину захотелось настоящей жестокости, он пошел бы по стопам Саудовской Аравии, чья привычка казнить гомосексуалистов никак не повлияла на отношения, которые Барак Обама считает «большой давней дружбой» между Вашингтоном и Эр-Риядом. Это, конечно, тот же Обама, который «терпеть не может» российский закон о запрете гей-пропаганды.

Сравнения с антисемитскими законами нацистов не только оскорбительны, но и неуместны. Отчего оскорбительны? Потому что, например, Николай Алексеев, выдающийся ЛГБТ-активист, который стал в этом году первым человеком, оштрафованным на гей-пропаганду на сумму 5000 рублей, высказался о западном освещении вопроса как о предвзятом и двуличном.

Любая попытка обратить внимание на такие противоречия, конечно, воспринимается как советская пропагандистская тактика типа «А у вас зато...» Но в возвращении таких приемов хорошего мало. Кремль наверняка не намерен игнорировать подобные двойные стандарты. Только вспомните, с каким наслаждением Путин указал на то, что в 10 американских штатах до сих пор действуют законы против содомии.

Знай он, то наверняка бы упомнил отчет организации Stonewall, которая выяснила, что каждый шестой представитель британского ЛГБТ-сообщества в последние три года стал жертвой преступления или столкновения на почве ненависти. «Геи все еще подвергаются насилию во многих сферах жизни – от незнакомцев, соседей, сослуживцев и даже в семье, - сказано в отчете. - Многие из тех, кто сталкивается с системой уголовного правосудия, остаются недовольны тем, что многие преступления попадают в статистику, но не расследуются».
***

С удовольствием выслушаем и другие призывы уважаемого господина Пан Ги Муна, однако, надеюсь, что для них он будет выбирать более соответствующее место и обстановку, и говорить о проблемах не выдуманных, а тех, которые действительно существуют.