?

Log in

No account? Create an account

krispotupchik


Блог Кристины Потупчик


Новый Петербург
krispotupchik
Отличная статья Foreign Policy, точнее, их еженедельного дайджеста, посвященного России. Автор сравнивает Сочи с Петербургом, а Владимира Путина - с Петром Первым.

ПЯТЬ ПРИЧИН СЧИТАТЬ СОЧИ НОВЫМ ПЕТЕРБУРГОМ

О Сочи сейчас принято говорить так же, как 300 лет тому назад могли бы говорить о строящемся тогда Петербурге. Давайте разберемся, как это возможно.

Говорят, история редко повторяет сама себя, но параллели между прошедшим и настоящим всегда заметны. Именно поэтому интересно было бы провести их между тем, как в 1703 году закладывалась новая столица Российской империи – Петербург – и масштабными изменениями облика Сочи, столицы будущей Олимпиады, спустя почти ровно три столетия.

С тем же рвением, с которым Петр Великий отвоевывал имперскую столицу у прибалтийских болот на крайнем северо-западе России, Владимир Путин ныне пытается выстроить зимнюю страну чудес на черноморском побережье – крайнем юго-западном рубеже страны.

Далее – пять причин, по которым Сочи мог бы стать проектом Петра Первого, будь он нашим современником.
И Сочи, и Петербург – продукты единоличного виденья волевого лидера.

Несомненно, Петр Великий был неординарной личностью – именно он взял на себя чуть ли не всю ответственность за создание образа имперской столицы. Человек двухметрового – гигантского и по нынешним меркам – роста и необычайной энергии, он был вольным последователем Ивана Грозного (царя, которым восторгался) и потому мог позволить себе творить практически все, что заблагорассудится.

Петербург стал следующим пунктом в списке Петровских свершений после вступления на престол и изгнания шведов с берегов Финского залива. Время, свободное от работы над чертежами, он посвящал вырубке боярских бород и внедрением западных традиций – таких, как издание газет – на территории России.

Подобным образом Олимпиада в Сочи 2014 года стала для Владимира Путина проектом по удовлетворению собственного тщеславия. Пусть бород он и не рубит, но зато укрощает олигархов подобно тому, как Петр истреблял стрельцов.
До церемонии открытия остается еще три месяца, но Путин уже частенько наведывается в Сочи с визитами. Ранее, в 2007 году, он сделал ставку на собственный престиж и репутацию, помогая Сочи победить в олимпийской жеребьевке, – и зашел в этом начинании настолько далеко, что даже блеснул знанием английского, выступив на ключевом заседании МОК, которое и решило олимпийскую судьбу России.

Раз за разом именно Путин выступал гарантом того, что Россия сможет провести Олимпийские игры и что он добьется для них финансирования от российских олигархов. Сочи во многом является продуктом всенародной поддержки путинского распорядительно-контролирующего подхода к экономическому развитию.

Оба города обладают, мягко говоря, непростым ландшафтом
Если бы 300 лет назад застройщику пришло в голову закладывать город имперского значения вдалеке от Москвы, да еще и в болотистом прибалтийском регионе с постоянной угрозой наводнений, то такую мысль посчитали бы безумной царской прихотью.
Строительство имперской столицы стало масштабнейшим предприятием, длившимся более десятилетия и унесшим жизни десятков тысяч крепостных и военнопленных, а по нынешним меркам легко обошлось бы дороже 50 миллиардов долларов. Благодаря сооружению сложной системы каналов и мостов за городом закрепилось прозвище «Северная Венеция».
Что, во многом, похоже на укор, бросаемый часто в адрес Сочи: мы проводим Олимпийские игры в месте, совершенно для этого не предназначенном.
Сочи находится в черноморских субтропиках, поэтому (настоящего) снега, необходимого для состязаний, скажем, лыжников и сноубордистов, в окрестных горах может и не оказаться. Сочи, можно сказать, вполне вписывается в рамки 50-миллиардной прихоти, какой за 300 лет до того был Петербург, - царским капризом о сооружении олимпийского курорта в месте, известном среди российских отпускников как Русская Ривьера.

Оба города спроектированы и построены во время войны и военной неопределенности
Во времена строительства Петербурга северные соседи России – Швеция, Саксония и Польша – не приветствовали становления Российской империи. Петр выступил против шведов, и этот конфликт привел к тому, что Россия оказалась втянута в Северную войну со Швецией.
Если вам доводилось смотреть блестящую картину Эйзенштейна «Александр Невский», то вы с легкостью представите себе, что творилось на пограничных российско-шведских землях 300-летней давности. Петербург вырос в эпицентре постоянных угроз вторжения – не лучшем месте для имперской столицы, если стоит задача уберечь ее от орд и армий, постоянно разоряющих Северную Европу.
Все это пугающе похоже на Сочи, который находится в бурлящем конфликтами северокавказском регионе. Войны на Кавказе для Путина – то же самое, что Северная война для Петра. Постоянная боязнь межэтнических конфликтов, территориальные претензии Грузии касательно Абхазии, потенциальные коридоры для террористических группировок из других регионов Кавказа – в таком свете Олимпиада в Сочи выглядит все менее привлекательно.
Обратите внимание, как в связи с нападением на автобус в Волгограде люди заговорили о незащищенности Сочи от крупного террористического акта. Однако все надеются на то, что масштабная экономическая модернизация Сочи и всего региона смягчит напряжение.

Сочи и Петербург – неприкрытые попытки казаться западнее, чем Запад
Возведение величественного имперского Петербурга было попыткой доказать, что Россия достойный соперник Запада. Строительство «Северной Венеции» и «окна в Европу» было ничем иным, как решительным усилием привлечь лучших европейских архитекторов, инженеров и строителей для создания чего-то, что могло бы сравниться с творениями итальянцев или западных европейцев.
Петр Великий не привлекал российских архитекторов или инженеров к созданию чего бы то ни было истинно «русского» - он придирчиво отобрал лучших европейских профессионалов в качестве инженеров, консультантов и архитекторов для создания неоклассических архитектурных шедевров.
Что очень напоминает Путинскую стратегию в Сочи. Все эти новейшие лыжные курорты в Красной Поляне? Все верно, они построены с привлечением опытных специалистов из Вейла (США) и Уистлера (Канада).
Центр санного спорта «Санки» для тобоггана, бобслея и скелетона – почти полностью французский импорт. Ах, да, а как же Олимпийский стадион «Фишт», о котором все так нынче беспокоятся? Это, на самом деле, проект международной дизайнерской фирмы, которая в 2012 году строила Олимпийский стадион в Лондоне.

Оба города рассматриваются в России как экзотические приправы к российскому историческому опыту
Почитатели русской литературы могут по достоинству оценить то, как Петербург становился самостоятельным персонажем в произведениях русских классиков – от Гоголевского «Носа», гулявшего по Невскому проспекту, до «Петербурга» Белого, где анархист сходит с ума, присоединившись к террористической ячейке.
Наиболее известное такое произведение – «Медный всадник» Пушкина – описывает таинственную и неожиданную реальность, в которой конная статуя Петра Первого оживает во время наводнения в Петербурге. Действие таких произведений, как «Записки сумасшедшего», невозможно вообразить где-либо, кроме окутанных туманом петербургских проспектов.
Петербург всегда оставался настолько же западным, насколько и русским – любимый западниками и отвергаемый славянофилами.
И хотя о Сочи написано не так много, город географически является частью литературной традиции Кавказа. Скажем, сочинений Лермонтова середины XIX века – именно оттуда берет свое начало русская завороженность экзотическим Северным Кавказом.
В России почти нет мест, подобных Сочи, где можно было бы увидеть заснеженные пальмы, - а еще меньше мест с таким этническим разнообразием, как на Северном Кавказе.
Пройдитесь по центральным улицам Сочи, и вы увидите отголоски различных культурных влияний – турецкого, узбекского, грузинского. Город этот основали отнюдь не русские, а местные горцы.
Сочи не столько часть России, сколько ее игрушка. Когда русские писатели посещали Кавказ, то делали это от восторга перед суровой горной культурой региона. Во многом этот образ до сих пор сохраняется в умах современных русских: город Сочи «иной», он скорее кавказский, а не русский.

Так что же, Сочи – это новый Петербург?
Все вышесказанное не значит, что Сочи ждет такое же славное будущее, каким живет Петербург вот уже в течение 300 лет. Но оно может помочь осознать факт, что поводов для волнения гораздо меньше, чем сейчас принято приписывать сочинскому проекту в западной прессе.
Просто представьте себе заголовки в иностранной газете 300-летней давности, описывающие прихоть Петра Первого перенести столицу на безлюдную северную окраину страны и то, как он не жалеет средств на лучших архитекторов и инженеров Европы ради создания чего-то, что превзойдет все, что до того существовало в Западной Европе.