June 3rd, 2013

У страха глаза велики

После ареста по обвинению в убийстве следователя мэра Махачкалы Саида Амирова на сайте проекта "Сноб" появился материал "Саид Амиров: кровавый Рузвельт". В конце марта этого года эта заметка сначала была опубликована в блоге Елизаветы Александровой-Зориной на сайте газеты "Московский комсомолец", а затем удалена оттуда. Главный редактор газеты "Московский комсомолец" Павел Гусев категорически отказался ответить на вопросы "Известий", кто просил его убрать скандальную статью и почему он согласился это сделать.

- Я колумнист газеты и пользуюсь полной свободой слова в издании, к тому же параллельно веду блог на сайте mk.ru. Именно в блоге в апреле я опубликовала статью "Дагестанский кровавый Рузвельт", которую написал мой друг. Это сегодня об Амирове не пишет только ленивый, а два месяца назад наша статья была как гром среди ясного неба. В интернете обличительных материалов об Амирове на тот момент было всего два: статья в "Новой газете" и материал "Гнилая левашинская капуста", опубликованный где-то в блогосфере. Мой материал об убийствах и коррупции провисел с пятницы до конца выходных, - вспоминает Елизавета.


http://izvestia.ru/news/551355#ixzz2V8A8AImF

В сущности, произошло классическое снятие "по звонку". Обиженный ньюсмейкер позвонил в газету, газета "вняла мольбам", такое бывает, но всего в двух случаях: или в заметке опубликована клевета, доказывать которую газете будет себе дороже в судах и прочих инстанциях, или с ньюсмейкером имеется форма "особых" отношений - финансовых ли, других ли.

Судя по рассказу Александровой-Зориной, в ход пошли и умасливание, и давление. Попытки подкупа, напоминания о редакционном бизнесе в Дагестане, формулировки вроде «Всё, что написано в вашей статье — бездоказательно». Именно «бездоказательно», отмечает журналистка, "ведь и они, и я прекрасно понимали, что всё написанное — правда". То есть, о клевете речи не шло, упор был на "особые" отношения. И здесь у Гусева опять-таки два варианта. Либо у МК действительно "бизнес" в Дагестане, а то, какой у Гусева мог быть "бизнес", мы помним из прошлых серий - видимо, украинские секс-мафиози были не единственными деловыми партнерами редактора. Но может быть и другой вариант - Гусев просто испугался. Еще бы, называть женщин "политическими проститутками" он на страницах своей газеты может, а вот на слона с автоматом Калашникова моська лаять банально побоялась. А как может быть по-другому, если редакционной отваги хватает только на рекламу борделей и впаривание "целительниц в пятом поколении" для престарелой аудитории?

Вот и получается, что на публикацию любой сколько-нибудь скандальной информации яиц хватает только у Евгении Альбац и Арама Ашотовича. У остальных либо бордели, либо "отношения". Их, конечно, можно понять, но ведь журналистика - это немного про другое.