June 22nd, 2012

Выборы, выборы - кандидаты ...

Новые члены Совета при президенте по правам человека будут избираться с помощью Интернета. Глава совета Михаил Федотов, как утверждают Ведомости, составил список из 51 кандидата (на 13 мест).

В новый состав совета предложены писатель Григорий Чхартишвили (Акунин), координатор «Синих ведерок» Петр Шкуматов, врач Елизавета Глинка (doctor_liza, сотрудничает с Мироновым), тележурналист Леонид Парфенов и публицист Юрий Сапрыкин. Шкуматов, Парфенов, Глинка и Сапрыкин уже сообщили «Ведомостям», что ничего не знают о своем выдвижении в совет. Сапрыкин добавил, что, вероятно, откажется, так как считает данную организацию бессмысленной. Отличный список вышел у Федотова - набрать заведомых отказников, чтобы пропихнуть потом в совет по максимуму своих людей!

Впрочем, изначально Федотов вообще планировал, чтобы новых членов совета избирали старые члены совета. Таким образом, у него была бы собственная карманная структура для лоббирования своих политических интересов и игрищ с оппозицией. Но Администрация президента потребовала уйти от междусобойчика, и привлечь общественность к отбору членов совета, чтобы там были представлены разнополярные мнения, а не только коллективная позиция Федотова и Ко.

Позиции при честном и демократическом выборе членов совета теряет не только сам Федотов, но и многие его ветераны. Например, известная правозащитница Алексеева уже пригрозила своим уходом из совета. С ее точки зрения, в новом совете она просто будет терять зря время, не сможет проводить свою политическую линию. В переводе на русский это означает - "шансов честно выиграть «незаряженные», прозрачные выборы у меня нет".

«Если предложат список президенту, то у него будет очень сильный соблазн выбрать этого парня, скажем, из Уралвагонзавода» - сказала Людмила Алексеева. Очевидно, в силу возраста Людмила Алексеева позабыла, что раньше список формировался исключительно президентом. Нынешняя схема с выборами оставляет решение о выборе парня из УВЗ за просвещенной общественностью, на которую у Людмилы Алексеевой, видимо, никакой надежды.