krispotupchik (krispotupchik) wrote,
krispotupchik
krispotupchik

"Форбс" о самых отважных бизнесменах России

"Форбс" сделал офигительный материал о людях, которые зарабатывают не сидя в буквальном смысле на трубе, а сделав действительно уникальные бизнесы с нуля.
Они — постоянный объект насмешек банкиров и инвесторов, обожающих задавать язвительные вопросы. Кто готов платить за лошадей размером с собаку или летающие бумажные фонарики? Кому можно продать надувные танки в натуральную величину? Как вы собираетесь монетизировать аэродинамическую трубу или свою любовь к животным?
В этой фотоподборке — бизнесмены, чья смелость не может не вызывать восхищения. Потому что верить в успех и вкладывать деньги в, казалось бы, совершенно безнадежные предприятия могут только поистине смелые люди.  Количество этих смельчаков и энтузиастов увеличивается, их пример заразителен. Неудивительно, что постоянно пополняется и наша фотогалерея. А их занятия уже не вызывают усмешки. Кому нужны услуги кладоискательской конторы или валуны из каменной крошки? Как производить снайперские винтовки или факелы для факиров? Однажды кто-то задает себе подобный вопрос и начинает строить новую жизнь. Самые отважные бизнесмены России
Люди любят пострелять. Алексей Яковлев этим воспользовался
«Никогда не думал, что в кризисные времена так нужны луки и арбалеты», — удивляется Алексей Яковлев. Этим летом выручка его компании «Интерлопер» в пересчете на доллары выросла вдвое по сравнению с теми же месяцами прошлого года. Яковлев признателен кризису не только за рост доходов, но и за разорение массы мелких импортеров, досаждавших ему демпингом. Он считает себя основателем российского рынка метательного оружия и свою нынешнюю долю оценивает в 60%.

Яковлев создал «Интерлопер» в 2003 году, после двух неудачных попыток заняться рекламой и нескольких лет работы наемным директором по маркетингу. Как-то раз, вспомнив о детском увлечении, он захотел купить спортивный лук, но не нашел в московских магазинах ничего приличного. Так Яковлев обнаружил свободную нишу. В партнеры позвал приятеля — Михаила Кодинцева. Они закупили в США разного снаряжения на $10 000. Стартовый капитал окупился в первый же год.

Со временем Яковлев наладил выпуск оружия и мишеней под собственной маркой «Интерлопер» и занялся созданием тиров «под ключ». В 2008 году он продал импортных и своих луков, арбалетов, стрел и аксессуаров на $5 млн. Яковлев с нетерпением ждет, когда в России будет принят новый закон об охоте, разрешающий использовать натяжное оружие. Спрос на него тогда вырастет примерно в 3–4 раза, считает он. А у «Интерлопера» уже есть свыше 200 дилеров по всей стране и эксклюзивные договоры с крупными производителями. «Не знаю, насколько мы справимся, но в любом случае заработаем хорошо, — говорит Яковлев. — Ни у кого из конкурентов нет таких возможностей».

Самые отважные бизнесмены России

Николай Сатуров облагораживает камины.
Уходите от массовых продуктов к нишевым. Этот лозунг, продвигаемый разномастными гуру маркетинга, сам того не ведая воплотил в жизнь Николай Сатуров. В начале 1990-х годов бывший начальник стекольного цеха открыл кустарное производство тарелок под гжель, то есть массового продукта. Потом переключился на подарочные блюда и чаши с росписью, на них до сих пор приходится 20% выручки его завода «НикАнд», расположенного в здании бывшей школы на окраине подмосковного Нахабино. Основная специализация фирмы Сатурова теперь — фарфоровые изразцы. После первого же заказа бизнесмен понял, что это золотая жила: на камины люди готовы тратить большие деньги.

Сам он давно ничего руками не делает. «Я менеджер, — говорит Сатуров. — Мое дело нанять художников и обеспечить им условия для работы». Каждая фарфоровая плитка изготавливается вручную и обходится заказчику от $5 до $25. Сейчас «НикАнд» делает от двух до четырех каминов в месяц, средняя стоимость заказа — около $15 000, самый дорогой стоил €80 000. Сатуров утверждает, что может сделать любой камин — в голландском, немецком, русском или другом стиле. Один, например, был украшен портретом ротвейлера. «Клиент захотел, — пожимает плечами предприниматель. — Разве откажешь?»

Самые отважные бизнесмены России
Александр Шмыков поставил производство валенок на широкую ногу
«Предприятие неплохое, но, конечно, беспорядок был, на территории трактора застревали», — вспоминает Александр Шмыков, нынешний владелец «Ярославской фабрики валяной обуви». Основанное еще в 1904 году предприятие при советской власти работало в основном на армию. В 1995 году фабрика обанкротилась. Шмыков, тогда промышлявший оптовой торговлей, приобрел ее в 1997 году за 1,5 млн рублей. Пришлось заниматься модернизацией сбыта и производства, улучшить качество: контролеры ощупывают каждое изделие в 18 точках. Освоили вышивку, аппликацию, термопечать. Основной клиент — мелкие оптовики, которые потом развозят валенки по рынкам и обувным магазинам. Отдельная статья дохода — сувенирные валенки с вышитым логотипом компании. По данным системы «СПАРК» агентства «Интерфакс», в 2008 году выручка фабрики составила 132 млн рублей. Есть и экспорт: «500 пар в Норвегию отправлял, пару тысяч финнам, 6000 пар в Италию на горнолыжные курорты», — перечисляет Шмыков.

Самые отважные бизнесмены России
Оставшись без работы, Лилия Сипач продолжает зажигать

Год назад Лилию Сипач уволили. Издательский дом Gameland, где она работала PR-директором журнала Smoke, в течение месяца сократил половину штатных сотрудников. Найти новую работу было трудно, и девушка решила, что пора начать свое дело. Тем более что идея была. Лилия несколько раз проводила промоакции журнала Smoke, устраивая для читателей закрытую дегустацию сигар и коньяков, и заметила, что участники таких встреч охотно покупали представленные продукты. Проконсультировавшись с бывшими коллегами из рекламного отдела Gameland, Лилия составила бизнес-план, зарегистрировала ИП и стала устраивать заседания Smoke Gentlemen’s Club самостоятельно.

База данных состоятельных людей, увлекающихся сигарами, у нее была (для них заседания клуба бесплатны). Были и связи с площадками, которые можно арендовать под подобное мероприятие. Все расходы Сипач покрывает за счет спонсоров. Обычно приглашает три неконкурирующие компании: сигарную фирму, коньячного дистрибьютора и продавца товаров из сегмента luxury. За доступ к членам клуба они платят в общей сложности около 600 000 рублей, а кроме того, предоставляют скидки на свою продукцию. С июля 2009 года Сипач провела уже семь заседаний, на них устраивались презентации часов, обуви, ювелирных изделий. «Люди не только сами охотно приходят, но и приглашают своих друзей или бизнес-партнеров, чтобы пообщаться в непринужденной обстановке», — говорит Сипач. Весной она хочет устроить выездное заседание клуба где-нибудь во Франции, в коньячном шато.

Самые отважные бизнесмены России
Денис Шадрин и Денис Векар нашли способ делать дизайнерские яхты недорогоКатер из красного дерева возле ангара в подмосковной Балашихе смотрится странно. До ближайшего водоема — километров тридцать, но владельцев верфи Ost Yachts, яхтсменов Дениса Шадрина и Дениса Вакара это не смущает — аренда дешевая

Ost Yachts с 2002 года строит гоночные яхты, катера и лодки по проектам известных дизайнеров. Права на готовую модель обходятся в $1000–14 000. Все материалы импортные. Но получается все равно на 30% дешевле, чем та же модель, изготовленная за границей.
Компаньоны (оба выпускники МАИ) предпочитают штучную работу — строили, например, реплику драккара (старинного корабля викингов), восстанавливали немецкий парусник 1936 года. Сейчас в работе гоночная сорокафутовая яхта (она обойдется клиенту в €250 000).
«Лучшее, во что мужчина может вложить деньги, — это постройка яхты», — уверен Шадрин. Для тех, кто думает так же, компания скоро начнет продавать наборы заготовок, из которых можно собрать небольшую лодку.
 

Самые отважные бизнесмены России

Зачем Иван Михайлов рекламирует валуны

Свои камни Иван Михайлов действительно собирает — из стекловолокна, эпоксидной смолы и каменной крошки разного цвета для наружной отделки. Получается искусственный валун. По виду совсем как настоящий. По цене, кстати, тоже — 3500 рублей за «камень» диаметром 80 см. Почему же их покупают? «Мои валуны гораздо легче натуральных, в легковой машине можно запросто увезти десяток, — поясняет предприниматель. — К тому же они полые внутри, их можно использовать, чтобы спрятать крышку люка, кран, трубу».

Искусственные камни производят и другие фирмы, но лишь Михайлов отважился сделать их своей специализацией. В сезон (весной и ранней осенью) он ежемесячно продает до 600 «камней». В этом году предприниматель разместил 10 рекламных щитов на основных магистралях Подмосковья. Недешево, но реклама окупается. «Многие просто не знают, что такой товар в принципе существует», — говорит Михайлов. Так что насчет рынка сбыта он спокоен: есть куда расти.

Самые отважные бизнесмены России
Дмитрий Сажин — главный поставщик для российских факиров
Дмитрий Сажин, совладелец компании Firemag, торгующей оборудованием для огненных шоу, начал крутить цепи с фитилями на концах (пои) еще во время учебы на географическом факультете МГУ. С инвентарем тогда были проблемы. Сажин, например, сделал себе пой, распотрошив бронежилет: ткань кевлар, используемая в их производстве, если пропитать ее керосином, горит, но не сгорает.В 2006 году Сажин решил заняться производством поев, а заодно факелов, огненных шестов, вееров и пр. Теперь более полусотни товаров из 300 наименований его интернет-магазина — собственного производства. Бронежилеты он больше не потрошит, кевлар заказывает на оборонном заводе. После пожара в «Хромой лошади» наладил в Китае производство электрических поев и шестов: такие игрушки безопасны в закрытых помещениях.

Свою продукцию Сажин в основном рекламирует через социальные сети, но лучше всего этот товар продается, если лично показывать, как он работает. Предприниматель не вылезает с фестивалей и вечеринок, где вместе со своими сотрудниками крутит пои, пускает огонь и жонглирует булавами. Результат: ежемесячные продажи не опускаются ниже 300 000 рублей.
 

Самые отважные бизнесмены России


«Актеры» Андрея Шишкина много снимаются, но редко попадают в титры

Столичный ВГИК ежегодно поставляет российской киноиндустрии два десятка актеров. Петербуржец Андрей Шишкин еженедельно снабжает «фабрику грез» животными: птицами, овцами, крысами, свиньями и даже мухами. На последних, кстати, большой спрос. «В каждом фильме, где есть тюрьма или труп, нужны мухи. Раньше такой возможности не было и режиссеры обходились без них, — рассказывает 25-летний предприниматель. — А теперь, когда мы предлагаем мух, заказчики обращаются постоянно». Следуя за спросом, Шишкин продает киношникам первоклассный товар. Он специально завозит из Чехии личинок особо крупных мух, которых хорошо видно в кадре. Тысяча отборных насекомых обойдется в 1500 рублей, и это на один дубль, поскольку «актеры» сразу разлетаются и приходится брать новых. Самая свежая работа с мухами Шишкина — фильм «Трудно быть богом». Этот странный бизнес вырос из юношеского увлечения: в 1997 году Андрей с друзьями создали сокольничий клуб «Кречет», где тренировали птиц для соколиной охоты. В 2000-м, чтобы заработать какие-то деньги, они решили подготовить шоу с птицами. Друзья и сейчас по нескольку раз в месяц выезжают с дрессированными пернатыми на различные праздники и корпоративные мероприятия, получая гонорар до $3000. Но основные деньги им приносит кино: у «Кречета» бывает до 15 съемочных дней в месяц, а стоимость одного дня — от $100 до $1000. Шишкин таким поворотом судьбы доволен: «Когда с утра надо на съемки ехать, а свинья не в настроении и не хочет в багажник машины лезть, вот тут-то веселье и начинается».  

Самые отважные бизнесмены России


Трубочист Сергей Курносов контролирует миллион дымоходов в Петербурге

C наступлением холодов сотрудники британского консульства в Санкт-Петербурге стали падать в обмороки. Впору заподозрить диверсию? Трубочист в четвертом поколении Сергей Курносов быстро установил причину недомоганий. Незадолго до описываемых событий англичане восстановили газовые камины в здании консульства, а старые дымоходы никто не проверил. Продукты горения поступали прямиком в отапливаемые помещения.

Прапрадед Курносова чистил печные трубы в лучших домах столицы Российской империи. При советской власти в дома провели центральное отопление, камины замуровали, а дымоходы сделали частью вытяжной вентиляции — за ее эксплуатацией следил дядя Курносова. Сам Курносов создал ООО «Петербургский трубочист», которое занимается сразу всем: и дымоходы под восстановленные камины чистит (1000-1500 рублей за канал), и вентиляционные системы строит, и кошку из печной трубы вытащит, если надо будет. По договору с властями компания Курносова следит за состоянием миллиона воздуховодов и дымоходов в старых домах Выборга и Санкт-Петербурга, в том числе в Эрмитаже и Русском музее. На Курносова работает около 80 трубочистов. Вот только форменные черные цилиндры они надевают только по праздникам. Раньше цилиндр был рабочим инструментом: вложив в шляпу сменный мешочек, трубочист ссыпал в это «ведро» извлеченную из трубы золу. Сейчас и золы меньше, и пластиковые пакеты удобнее цилиндров.

Самые отважные бизнесмены России


Люди хотят жить красиво? Эдуард Сахбиев решил, что им могут понадобиться экипажи
Предприятия группы «КамАЗ» из Набережных Челнов в прошлом году произвели 43 344 грузовика. Местный предприниматель Эдуард Сахбиев тоже выпускает транспортные средства, только размах его деятельности гораздо скромнее — всего 17 изделий за год. Зато каждое ручной работы. Самые дешевые из палаточной ткани, жести и пластика, дорогие — с дугами из вяза, коваными завитушками и кожаными сиденьями. Фаэтон в стандартной комплектации стоит 180 000 рублей, дальше все зависит от фантазии и платежеспособности клиента. Первую карету лесник Сахбиев и его партнер Мунавир Салихов, разбирающийся в технике, сделали шесть лет назад. Работали целый год методом проб и ошибок — никаких литературы и чертежей у них не было. Чтобы понять, какого размера должны быть пропорции экипажа, мелом рисовали на полу лошадь. Прочность рессор испытывали, привязывая карету к «девятке». «Все знакомые крутили пальцами у виска», — вспоминает Сахбиев. А зря — за каретами выстроились в очередь владельцы свадебных салонов, гостиниц и турфирм. Треть заказчиков, как ни странно,— частные лица, покупающие фаэтон для себя или в подарок.  

Теперь Эдуард Сахбиев руками уже ничего не делает, успевает только руководить. «Надоело это. Хочу заняться дизайном, а для рутины нанять управляющего директора», — мечтает каретных дел мастер.

Самые отважные бизнесмены России

Александр Неврединов поставил производство лягушачьих лапок на поток  

Перед вами постановочный кадр, сделанный в Москве в мае. На самом деле урожай лягушек собирают под Астраханью, глубокой ночью и по осени. Пруды в это время спускают, земноводные мигрируют в более глубокие водоемы, в этот момент их слепят фонариками, они цепенеют и легко даются в руки. Ихтиолог (точнее, герпетолог) Александр Неврединов выращивает лягушек в арендованных прудах с 2000 года. За полгода особи набирают вес 120-150 г, треть которого приходится на лапки. Эту часть лягушачьего организма и закупают рестораторы из столицы, а также розничные сети (цена — 80 рублей за упаковку 250 г). «Полгода пришлось всех угощать, чтоб распробовали», — вспоминает Неврединов. Живых особей он экспортирует во Францию, где вытяжку из шкурки используют в производстве кремов. В год этот бизнес дает выручку примерно $400 000. Правда, деньги теперь считает жена Наталья — бизнесмен устранился от дел, перейдя на работу в областное правительство.  
Остальное здесь: http://www.forbes.ru/svoi-biznes-photogallery/60762-samye-smelye-biznesmeny-rossii/photo/1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →